Картина маслом: Черный финансовый квадрат России

Профессор Катасонов: Я знаю, по каким тайным тропам миллиарды долларов уводят из страны


Фото: CHROMORANGE / Bilderbox / Global Look Press

Недавно (в мае текущего года) на сайте Банка России появилась новая интересная информация, объединенная рубрикой «Сомнительные операции в банковском секторе». В рамках указанной рубрики представлены три позиции:

1. «Вывод денежных средств за рубеж».

2. «Обналичивание денежных средств».

3. «Транзитные операции повышенного риска».

Уже имеется соответствующая информация за 2015, 2016, 2017 годы, а также за первую половину 2018-го. Данные, содержащиеся в рубрике носят оценочный характер. Как сообщила пресс-служба Банка России, оценки делаются на основе данных департамента финансового мониторинга и валютного контроля ЦБ о выявленных фактах проведения кредитными организациями и их клиентами сомнительных операций. Пресс-служба заявила, что подобная информация будет регулярно обновляться в целях улучшения информационного обеспечения поднадзорных организаций. Обратим внимание на то, что речь идет лишь о выявленных случаях (операциях). Хотелось бы знать, каков процент выявления, но на этот счет информации, к сожалению, нет.

Читайте также

После повышения пенсионного возраста правительство взялось за ПФР

За контроль над деньгами стариков развернулась подковерная борьба

Дополнительно к трем вышеназванным позициям появилась еще одна, которая называется «Секторы экономики, формировавшие спрос на теневые финансовые услуги». Пока в этой позиции представлена картина лишь за первое полугодие 2018 года. Сразу же приведу данные этой позиции (доля сектора в общем спросе на теневые финансовые услуги, в процентах): строительный сектор — 30; услуги (кроме логистических) — 21; оптово-розничная торговля строительными и промышленными товарами — 20; оптово-розничная торговля товарами народного потребления — 13; производство — 9; логистические услуги — 6; прочее — 1. Эти цифры можно еще более обобщить и сказать, что существует три экономические сферы, на которые приходится подавляющая часть спроса на теневые финансовые услуги. Это строительство, услуги и оптово-розничная торговля. Материальное производство занимает в этой картине подчиненное место.

Остановлюсь на первой (и самой важной, с моей точки зрения) позиции сомнительных операций. По данным Банка России, в 2015 году сомнительный вывод денежных средств за рубеж составил 501 млрд руб. В 2016 и 2017 гг. этот показатель оценивался соответственно в 200 и 93 млрд руб. За первую половину 2018 года оценка составила 35 млрд руб. Если перевести в американскую валюту по среднему курсу, то получим следующие показатели (млрд. долл.): 2015 г. — 8,17; 2016 г. — 2,99; 2017 г. — 1,60; первая половина 2018 г. — 0,58.

На основе данных, содержащихся на сайте Банка России, я составил общую таблицу по первой позиции сомнительных операций за три с половиной года.

Табл. 1 Вывод денежных средств из России за рубеж с помощью сомнительных операций (млрд. руб.)

Источник: данные Банка России.

Как видно, в абсолютном выражении масштабы всех видов сомнительных операций по выводу денег из России с участием банков снижались в период с 2015 года по середину текущего года. Изменилась и структура таких операций. В 2015 году на первом месте находились операции переводов денег по сделкам с услугами (34% всех объемов сомнительных операций), на втором месте — переводы по сделкам с ценными бумагами (24%), на третьем месте — импорт товаров с использованием льготного периода (16%). А вот как выглядела картина за первое полугодие текущего года (в процентах): авансирование импорта — 28; переводы по исполнительным документам (через Федеральную службу судебных приставов — ФССП) — 19; переводы по сделкам с услугами — 15; переводы по агентским договорам — 15.

Самое главное: данные табл. 1 позволяют сделать предварительный вывод, что масштабы сомнительных операций по выводу денежных средств за пределы России за три с половиной года существенно уменьшились. В 2015—2017 гг. в рублевом выражении сокращение составило 5,4 раза, а в долларовом выражении — 5,1 раза. Тем более успехи по пресечению сомнительного вывоза капитала выглядят внушительно на фоне более ранних лет. Напомню, что уже давно в платежном балансе РФ, составляемом Банком России, имеется такая строчка, которая называется «Сомнительные операции». Она входит в раздел «Финансовый счет», т.е. речь идет о сомнительных операциях по трансграничному движения капитала. В комментариях к платежному балансу указывается: «Сомнительные операции включают имеющие признаки фиктивности операции, связанные с торговлей товарами и услугами, с покупкой/продажей ценных бумаг, предоставлением кредитов и переводами средств на собственные счета за рубежом, целью которых является трансграничное перемещение денежных средств».

Вот данные платежного баланса РФ за отдельные годы, отражающие сомнительный (читай: нелегальный) вывоз капитала из страны (млрд. долл.): 2000 г. — 4,83; 2005 г. — 27,54; 2010 г. — 25,90; 2012 г. — 38,82; 2013 г. — 26,50; 2014 г. — 8,61. Действительно, на фоне таких астрономических цифр нынешние (начиная с 2015 года) масштабы вывода денежных средств за границу с помощью сомнительных операций и схем выглядят очень даже скромно. Но хотел бы остеречь читателя от излишней эйфории. У меня есть сомнения относительно таких блестящих достижений по борьбе с сомнительным вывозом денег из страны.

Во-первых, потому, что российские банки, обеспечивающие проведение сомнительных операций для своих клиентов, достаточно быстро адаптируются к новым правилам и ограничениям со стороны Банка России. Появляются новые методы и схемы вывода денег, на которые банковский регулятор не успевает оперативно реагировать. Скажем, был создан Россией и рядом стран ближнего зарубежья Таможенный союз (ТС), и сразу же этот новый канал был использован для вывода денег сначала за пределы России, а затем из стран-партнеров по ТС — в офшоры и страны дальнего зарубежья. Только в последние полтора года удалось навести некоторый относительный порядок на этом направлении.

Или, например, такой канал, как переводы денег по исполнительным документам (через ФССП). Это еще одно «ноу-хау» нелегальных экспортеров капитала. Финансовый регулятор спохватился лишь когда начались скандалы и расследования подобного рода сомнительных операций за рубежом. Представитель Банка России в начале этого года отметил, что в банки в 2017 году было предъявлено исполнительных листов на суммы до 400 млрд. рублей, а рекомендованный банкам со стороны регулятора механизм недопущения списания денег «позволил почистить базу на 40−50 млрд. рублей — банки нащупали возможность реагирования на эту проблему, когда можно отказать в переводе денег в тот момент, когда исполнительный лист банку уже и предъявлен, и проверен». А ведь в предыдущие годы (до 2015 года) Банк России не учитывал в статье «Сомнительные операции» переводы денег по исполнительным листам, полагая, что тут все «чисто». Мысль моя предельно проста. Достижения банковского регулятора могут оказаться гораздо более скромными, потому что в данный момент его «радары» просто не видят новых каналов вывода денег с участием поднадзорных ему коммерческих банков.

Во-вторых, «радары» банковского регулятора могут засекать лишь те сомнительные операции по выводу денег, которые проводятся через коммерческие банки. Но ведь имеются такие каналы и схемы, где банки вообще не используются. Нет, я не имею в виду использование такого экзотического инструмента, как криптовалюты (тут больше шума и пены, реальные масштабы операций с использованием биткойна и других криптовалют были и остаются очень незначительными).

Я имею в виду контрабанду. Прежде всего, контрабандный вывоз товаров. Я уже писал на эту тему (статья «Страну отдали на разграбление контрабандистам»). Мною был проведен сравнительный анализ таможенной статистики России и ее торговых контрагентов за 2011 год. Цифры абсолютно «не бились». Я пришел к неожиданному для себя выводу: масштабы «белой» торговли России (т.е. торговли, при которой товары проходят таможню и торговые операции находят отражение в таможенной статистике) и торговли «серой» и «черной» (фальсификация товаросопроводительных документов или товары вообще не проходят таможенные посты) оказались примерно равными. Нелегальный (контрабандный) вывоз товаров был и остается важнейшим средством вывода денег из страны. Экспортер получает деньги за свой товар и размещает их за рубежом (естественно, не посвящая в это российские власти).

Читайте также

Страшно подумать, что бы сделали сегодня в Китае с правительством Медведева

Кто и за счет чего «выбивается в люди» в КНР и в России

В-третьих, кроме товарной контрабанды еще имеется контрабанда наличных денег. Масштабы такого нелегального экспорта капитала не поддаются оценке. Но есть признаки, что популярность этого метода возрастает в силу ужесточения контроля над безналичными операциями коммерческих банков со стороны ЦБ. Нельзя сказать, что Банк России не контролировал операции с наличными деньгами. Коротко о второй позиции сомнительных операций «Обналичивание денежных средств». Банк России сообщал, что на этом направлении также большие успехи. Объемы сомнительных операций по обналичиванию денег", согласно данным Банка России выглядели так (млрд. руб.): 2015 г. — 600; 2016 г. — 526; 2017 г. — 323; первое полугодие 2018 г. — 100. Эти цифры трудно комментировать, поскольку Банк России не раскрывает своей «кухни» (т.е. не объясняет, как он оценивал масштабы операций). Но даже цифра в 323 млрд руб. за 2017 год выглядит достаточно серьезно. В валютном эквиваленте получается около 5,5 млрд долл. А ведь наличные деньги как в рублевой, так и валютной форме — удобный инструмент нелегального вывоза капитала из страны.

Впрочем, специалисты Банка России об этом догадываются. Третья позиция сомнительных операций, представляемая Центробанком, «Транзитные операции повышенного риска». Под ними Банк России понимает операции, которые «предшествуют обналичиванию и выводу денежных средств за рубеж». Абсолютных масштабов таких операций Банк России не приводит, но дает их структуру. Вот как выглядит эта позиция по итогам первой половины 2018 года (в процентах): продажа денежной наличности торговыми компаниями — 45; обналичивание денежных средств через счета и платежные карты физических лиц — 34; продажа денежной наличности туристическими компаниями — 8; оптимизация налогообложения при закупках металлолома и ювелирных изделий — 7; вывод денежных средств за рубеж (по официальным банковским каналам) — 5; продажа денежной наличности платежными агентами — 1.

В сфере операций с наличными деньгами порядка добиться никак не удается. Вот последняя скандальная история, которая получила резонанс в конце прошлого месяца. СМИ сообщили, что какие-то сомнительные (и почему-то неопознанные и не задержанные) лица приобретали на рубли в разных банках очень большие количества иностранной валюты (стандартная сумма в 100 тысяч долларов США). Шуму было много. Банк России заявил, что это были сомнительные операции. Что, мол, покупка валюты производилась для работы нелегальных валютных обменников. Но крупные суммы наличной валюты снимают и физические лица, у которых имеются валютные счета в российских банках.

Словом, «тайных троп» и «секретных каналов», по которым капиталы «делают ноги» из России, еще достаточно.

Новости экономики: Чубайс: граждане РФ должны благодарить олигархов

Новости внутренней политики: Реванш Кудрина: Экс-министр метит в кресло премьера

Источник: svpressa.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.